Наша история Новости Статьи Металлы Лесопродукция Поселок Фотогалерея  
 
  04.12.2012
Торгово-сбытовая политика продаж вольфрамового концентрата ОАО «Горнорудная компания «АИР»

Согласно письму Федеральной антимонопольной службы АЦ/39891/12 от 30.11.2012 мы размещаем проект торгово-сбытовой политики продаж вольфрамового концентрата ОАО «Горнорудная компания «АИР».


29.10.2010
Раскрытие информации согласно постановления правительства РФ №1140 от 30.12.2009

В разделе Раскрытие информации размещена информация согласно постановления Правительства РФ от 30 декабря 2009 г. N 1140 "Об утверждении стандартов раскрытия информации организациями коммунального комплекса и субъектами естественных монополий, осуществляющими деятельность в сфере оказания услуг по передаче тепловой энергии"


01.07.2010
Годовой отчет совета директоров и администрации ОАО «Приморский ГОК» и ОАО «Горнорудная компания «АИР» за 2009 год

В разделе Статьи размещен годовой отчет совета директоров и администрации ОАО «Приморский ГОК» и ОАО «Горнорудная компания «АИР» за 2009 год


26.06.2009
ГОДОВОЙ ОТЧЕТ совета директоров и администрации ОАО «Приморский ГОК» и ОАО «Горнорудная компания «АИР» за 2008 год

В разделе Статьи размещен годовой отчет совета директоров и администрации ОАО «Приморский ГОК» и ОАО «Горнорудная компания «АИР» за 2008 год


 
     
 
Главное дело профсоюзов экономика работников.


Получив приглашение на Дальневосточный форум профсоюзов, три часа думал выступление, которое хотел начать фразой «В России нет профсоюзов». По мере дум решил не тратить ваше драгоценное время и не участвовать в форуме, однако два дня назад мне позвонил давнишний знакомый и сказал, что меня здесь будут «склонять» неким образом. Обещав подумать, решил не говорить этой фразы, хотя оснований ей больше, чем достаточно.
Думая о роли профсоюзов, естественно сравнивал ныне с 70 годами прежде, когда они были школой коммунизма и приводным ремнем КПСС и мало значили для выполнения главной задачи профсоюзов – безкомпромиссно отстаивать интересы работников наемного труда. Теперь они вообще ничего не значат, ибо формально существуют в двух плоскостях. Верхи профсоюзов занимаются политикой вместо экономики, штампуя все решения властей, сводя всю работу с властями к «одобрямс»; низы варятся в собственном соку нищеты, болезней и вымирания.
Указанные противоречия особенно обостренны на Дальнем Востоке и принесли ужасающие итоги, которые могу сравнивать более 55 лет, когда кончил горно-металлургический техникум на благословенном Кавказе – Северной Осетии. Тогда все выпускники двух групп обогатителей старались получить самое дальнее место работы и распределились от Тетюхе (ныне Дальнегорск) до Закавказья, в 100-200 км. от Владикавказа.
Группкомсорг три года был вторым после старосты по распределению и попросил его уступить мне Тетюхе. Тот согласился и вот уже более тридцати лет генерал КГБ живет в Москве и не жалеет своего выбора, хотя с интересом расспрашивает меня при встречах о положении дел на Дальнем Востоке. Вот здесь и уместно сказать о крайне неудовлетворительной роли профсоюзов в улучшении положения дел на Дальнем Востоке.
Регион оказался в наиболее тяжелом положении с развалом экономики и СССР. Определенные силы тут же повысили цены монополий железной дороги и электроэнергетики в 5-6 раз. Весь мир имеет транспортные расходы в 5-8 % себестоимости, Дальний Восток имеет 20-50%, что сразу делает экономику региона убыточной. Результатом этого было резкое ухудшение материального положения работников и предприятий, что привело к чрезмерному вымиранию населения и выезду его в европейскую часть России. Население региона снизилось более 35%, даже в изюминке Дальнего Востока – Приморье на 26%, а в таких далеких областях, как Магаданская, Камчатская более чем в два раза.
Двадцать лет назад в горнорудной и химической промышленности края, которой гордились в стране, работало 30 тысяч человек. На первое октября 2009 года в ней трудится на 50-60% 8 600 человек, получая нищенскую зарплату 12 тысяч рублей в среднем, при 4-6 тысяч рублей более половины рабочих. Конечно, можно говорить о прожиточном минимуме в 5 тысяч рублей, но это ужасающая нищета. Вот почему моих подчиненных специалистов я журю, если кому-то в месяц достается менее 10-12 тысяч рублей. Профсоюзы ни слова не сказали по поводу ужасающих цен монополий железной дороги и РАО ЕЭС, хотя цены на Дальнем Востоке всерьез выше, чем в Москве и в любой части России.
После окончания техникума я и товарищ из параллельной группы прибыли в комбинат «Сихали» и направлены в поселочек Синанча, где нас встретил мой первый руководитель и учитель Кожевников Анатолий Осипович. Это он построил уникальную в мире обогатительную фабрику на склоне сопки длиной 500 метров, шириной 50 метров, высотой 110 метров, где отрабатывалась технология сложнейшей мире полиметаллической руды с десятью ценными компонентами. Это он после создает знаменитый на весь мир «Бор», дающий 95% боропродуктов СССР численностью 13500 работников, а потом переведен первым заместителем министра химической промышленности.
После запуска уникальной Краснореченской обогатительной фабрики, где мы с товарищем работали начальниками смен, и перевода учителя делать Бор, мы вскоре закончили Иркутский ГМИ, который кончал наш учитель 12 годами раньше. Я стал начальником фабрики, мой товарищ главным инженером, и мы сразу поставили задачу сделать плаво-убыточный Краснореченский ГОК прибыльным, для чего потребовались примерно те же меры , что последние два года для снижения цены производства Приморского ГОКа. К этому подключили и неподчиненный нам рудник.
На прибыль комбинат вышел уже через два года , я потом еще 10 лет (а всего 13) был начальником КОФ до перевода главным инженером Приморского ГОК. КОФ была прибыльной и после несколько лет. Мой товарищ Чернышов Виктор Павлович еще в 1968 году переведен на партийную работу и дошел до поста второго секретаря крайкома партии. Позже КОФ, вошедшая в Дальполиметалл, опять стала убыточной и остановлена.
Теперь фабрика взорвана и на ней можно вести съемки Сталинграда 1943 года, а знаменитый Бор имеет 3400 работников с нищенской зарплатой в 4-6 тысяч рублей и останавливается по нескольку раз в году, не имея возможности оплатить электроэнергию и нищенскую зарплату людям три – четыре месяца. Естественно, мои рассказы при встречах в Москве своему учителю ничего кроме возмущения не вызывают.
При средней зарплате горнорудной и химической промышленности в 12 тыс. рублей и 20 тыс. в комбинате и компании, считаю ее недостаточной и всем коллективом намечаем и решаем вопросы дальнейшего повышения зарплаты своим трудом, без просьб в вышестоящие органы, ибо это бесполезно. Больше того, решения властей ставят бизнес и соответственно работников его в условия, которые не все могут выдержать.
В последние годы комбинат и компания платят налогов около 400 миллионов рублей при начислении зарплаты 280, то есть на рубль зарплаты 1,4 рубля налоги. Многие удивляются, что такого быть не может, видимо, думают о подоходном налоге в 13%. Действительно, показатель выплаты налогов на человека у нас в разы выше наших родственных предприятий. К примеру, за 8 месяцев т.г. наши 1185 человек выплатили налогов каждый 130 тыс. рублей, остальные 7415 подотрасли – 35 тыс. рублей и примерно такие соотношения длятся последние 10 лет. Не раз писал, что при снижении налогов в два раза в три раза увеличу среднюю зарплату всем работникам. В ответ налоговые органы на мой вопрос, почему такие налоги не берутся с других и совсем не берутся с Лермонтовки, отвечают «А что с них возьмешь?». У нас же просят и требуют еще дать сверх плана. За год наш работник платит в среднем до 350 тысяч рублей налогов .
По этим вопросам никогда и нигде профсоюзы не выступили перед властью, наоборот верхи профсоюзов раболепствуют перед властями, загоняя экономику в развал, а работников, членов профсоюза в нищету. А ведь говорить есть что. В свое время, обдумывая эти вопросы я, простак, трижды писал трем последним генсекам КПСС об увеличении численности чиновников СССР в десятки раз против бюрократической царской России, что ставило экономику СССР в отсталую. Теперь же чиновников увеличилось в пять раз, только за последний год в два раза во время кризиса. И тут верхи профсоюзов молчат как рыбы.
В своей 15 часовой работе в день половину трачу на этих чиновников, которые готовы ковыряться от нечего делать постоянно на предприятиях, отвлекая специалистов от вопросов совершенствования производства и повышения оплаты труда работников, когда ничего не находят, просят нас согласиться на штраф 1000, 2000, 5000 рублей показать видимость их работы. Профсоюзы ничего не говорят по поводу этих безобразий, отнимающих сотни миллиардов и даже триллионы рублей у работников.
В такой чиновничьей суматохе профсоюзам некогда посмотреть и распространить опыт Приморского ГОКа и Горнорудной компании АИР по оплате труда в два раза больше других, по выплате работникам и членам семьи поездок в отпуск в любую точку России раз в два года, по выплате на рождение ребенка 20000 рублей любому родившемуся в поселке, выплате 2 тыс. рублей в месяц на ребенка до трех лет, по содержанию практически бесплатного лечебного профилактория поселка, по содержанию жилья поселка, которое начало разрушаться , когда принадлежало районным властям, по содержанию энергетики поселка с убытками 20 млн. рублей в год.
Недосуг верхам профсоюзов отстаивать интересы работников и в тяжелое время кризиса экономики России. 20 лет назад в вольфрамовой подотрасли работало более 40 тысяч человек, включая 10 заводов и 12 добывающих предприятий. 12 лет назад осталось 3 завода и один комбинат – Приморский ГОК с горнорудной компанией АИР общей численностью 8 тысяч человек, включая 1200 человек наших. Из восьми тысяч оставшихся вольфрамщиков 7 тысяч стоят 14 месяцев, включая много лет Лермонтовку.
В январе текущего года представители вольфрамщиков России собрались в Москве, выработали общие меры выхода из кризиса , выгодные России и предприятиям, затрагивающим работу 30 тыс. человек. Суть предложения купить правительству выпущенный из нашего вольфрамового концентрата чистый вольфрам трех заводов за 5 млрд. рублей в год. При этом предприятия выплатили бы зарплату 6 млрд. рублей и налогов 6 млрд. рублей, а всего продукции на 12 млрд. рублей. Мы долго ждали ответа, а потом получили от трех министерств, что мы не предусмотрены в бюджете России, а между тем 7 тысяч вольфрамщиков продолжали стоять.
Кто-то может сказать, что вольфрам не намажешь на хлеб и будет прав, конечно, но без вольфрама невозможно никакое машиностроение, никакой вид вооружений. Действительно, последние 15 лет потребление вольфрама в России снизилось в 15-20 раз и соответственно все виды машиностроения и вооружений, а с августа прошлого года потребление вольфрама в России исчезло, снизилось потребление вольфрама и за рубежом, поэтому в ноябре прошлого года нам удалось продать только треть концентрата. Имея неплохие результаты за 11 месяцев по выплате налогов и прибыли, мы вынуждены остановиться, чтобы сохранить ресурсы на зиму, ибо мы взяли на себя содержание поселка из-за банкротства ЖКХ и Энергетика. Но продолжали вести настойчивые шаги с иностранными партнерами по продаже концентрата . С 1 февраля т.г. удалось заключить договор с американской фирмой по продаже вольфрамового концентрата с ценой в 2,5 раза ниже по сравнению с ценой прошлого года.
Вот тоже пример, который бы надо взять на вооружение профсоюзам. Помните, почти до конца прошлого года говорили, что кризис есть в Америке, а в России его нет. Так вот мы занялись кризисом 1 января 2008 года, когда снизились цены на свинец, цинк и вольфрам, и мой родной когда-то Дальполлиметалл стал работать в убыток, а с августа перестал платить зарплату и налоги, в октябре остановился на полгода. Мы тоже боялись работать по цене в 2-2,5 раза меньше, считая работу убыточной, но сразу же с начала 2008 года приняли меры снижения цены своего производства без снижения практически зарплаты работникам.
Еще пример для действий профсоюзов. Если министерства и профсоюзы ничего не сделали для решения кризиса вольфрамщиков, это сделала в течение полугода американская фирма, покупающая часть нашего концентрата. Во втором полугодии к ней присоединились еще три иностранные фирмы, выкупив нереализованный остаток первого полугодия и весь объем выпуска второго полугодия. Нам даже с трудом удалось поставить первого октября пять вагонов концентрата российским потребителям, когда они запросили его для прокрутки стоящего 14 месяцев оборудования с кислотой и щелочами. Самое удивительное, что все 4 иностранные фирмы покупатели стали поставлять наш концентрат Китаю. Таким образом, Китай, выпускающий 82% вольфрама мира, использует и наши пять процентов вольфрама мира. Мы знаем, что он пять-шесть процентов покупает в других странах.
Кто-то, показывая рост производства Китая в кризисе, говорит о преимуществах коммунистического Китая, я же вижу в этом чистую экономику, развивающуюся за счет машиностроения и новейших видов деятельности. А в экономике я разбираюсь. Когда КПСС призвала к экономическому всеобучу, я, имея законченные техникум и институт, поступил на отделение экономики Ленинградского горного института и закончил его в тот год, когда будущий премьер заканчивал свой первый университет. То есть в шутку, и я из Питера.
Считаю интересным всем профсоюзам опыт комбината в приватизации и акционировании в соответствии с законами России. С кем ни говорил об этом по всей России, все кивают на рыжего Чубайса, а у простых людей нет акций и следовательно дивидендов. Комбинат приватизировался по первому варианту, получив в руки трудового коллектива 50% его, а потом участвовал на чековых аукционах, где получил 1,3% за чеки (при этом 2 тысячи чеков у трудового коллектива мы взяли кредит банка и еще прикупили две тысячи). Еще 0,7% получили физлица и 48% 4 фирмы, в том числе три московских. Все они потом сдохли, и мы выкупили свои акции у них. Теперь трудовой коллектив имеет 99,7 % акций и с 2001 года получает неплохие дивиденды, что стимулирует работников на труд в 3-5 раз более эффективный соседей, которые забыли, где их чеки-ваучеры. Что мешает профсоюзам такой опыт другим передать?
Как экономист, вижу отставание своих комбината и компании от предприятий с нормальной экономикой в разы по производительности труда, средней зарплате и экономической эффективности. Наши соседние и родственные предприятия отстают от нас в разы. Вот чем надо заниматься профсоюзам для общей пользы. Это могут подтвердить тем, что построенная комбинатом Лермонтовка имела рентабельность 136% ( отношение прибыли к себестоимости) в течение четырех лет, пока у нас ее не отобрали в отместку мне. Итог – люди без зарплаты прошлый год, а государству выплачено аж 72 тысячи рублей за год налогов. Ни единого шага профсоюзы не сделали в исправлении такого позора и элементарного бандитизма.
Мы не только платим больше налогов и зарплаты на человека, но создаем рабочие места на будущее 30-40 лет, когда мы будем снабжать Россию вольфрамом. Мы купили лицензии вольфрамовых рудопроявлений и доразведуем их. Этим мы уже сейчас даем работу геологам известной и развалившейся ГРЭ в Рощино. На это уже израсходовали около 500 млн.рублей нашей прибыли (и зарплаты).
К сожалению, к этим месторождениям нет ЛЭП 220 кв, а наши обращения выполнить эту обязанность государства те же министерства – «Вас нет в бюджете». Запасов руды у нас не более 7 лет, и Россия остается без вольфрама и машиностроения. Профсоюзы скромно молчат об этом.
2-3 года назад президент призвал всех «хватит сопли жевать», вывозя десятки миллионов кубометров пиловочника за рубеж и бросая столько же отходов в лесах. Он цифры не назвал при этом, хотя Россия дарит за рубежу 50-60 млрд. долларов в год. В связи с окончанием запасов руды мы создали небольшой ЛПК с полной переработкой заготавливаемого и покупаемого леса. При этом отходами ЛПК заменили в год 13 тысяч тонн мазута, создали 300 рабочих мест, выпускаем высококачественную продукцию. И здесь профсоюзы не поддержали ни премьера, ни президента, ни нас, хотя нам незаконными методами не выделяют лесосеки.

Председатель СД Приморского ГОК,
генеральный директор Горнорудной компании «АИР» Шепета И.С.
 
 
Разработка сайта
студия дизайна и рекламы XL
Copyright JSC A&IR Mining 2008